alex_vinokur: Sea---2014 (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] neapol666 в http://ru-lyrics.livejournal.com/1906024.html


По главной сути
Жизнь проста:
Её уста...
Его уста...


Она проста
По доброй сути,
Пусть только грудь
Прильнёт к груди.


Весь смысл её
И мудр, и прост,
Как стебелька
Весенний рост.


А кровь солдат?
А боль солдатки?
А стронций
В куще облаков?


То всё ошибки,
Всё накладки
И заблуждения
Веков.


А жизни суть,
Она проста:
Её уста...
Его уста...


(Василий Фёдоров, 1918 - 1984)

alex_vinokur: Sea---2014 (Default)


Александр Твардовский      


      * * *

На дне моей жизни,
 на самом донышке
Захочется мне
 посидеть на солнышке,
На теплом пенушке.
 
И чтобы листва
 красовалась палая
В наклонных лучах
 недалекого вечера.
И пусть оно так,
 что морока немалая -
Твой век целиком,
 да об этом уж нечего.

Я думу свою
 без помехи подслушаю,
Черту подведу
 стариковскою палочкой:
Нет, все-таки нет,
 ничего, что по случаю
Я здесь побывал
 и отметился галочкой.
1967

http://rupoem.ru/tvardovskij/na-dne-moej.aspx
alex_vinokur: Sea---2014 (Default)

Александр Кушнер


* * *

Когда тот польский педагог,
В последний час не бросив сирот,
Шел в ад с детьми и новый Ирод
Торжествовать злодейство мог,
Где был любимый вами бог?
Или, как думает Бердяев,
Он самых слабых негодяев
Слабей, заоблачный дымок?

Так, тень среди других теней,
Чудак, великий неудачник.
Немецкий рыжий автоматчик
Его надежней и сильней,
А избиением детей
Полны библейские преданья,
Никто особого вниманья
Не обращал на них, ей-ей.

Но философии урок
Тоски моей не заглушает.
И отвращенье мне внушает
Нездешний этот холодок.
Один возможен был бы бог,
Идущий в газовые печи
С детьми, под зло подставив плечи,
Как старый польский педагог.

http://ruthenia.ru/60s/leningrad/kushner/kogda_tot.htm
http://rupoem.ru/kushner/kogda-tot-polskij.aspx


alex_vinokur: Sea---2014 (Default)

Хуан Рамон Хименес


Пиренеи
(Воскресная ностальгия)


Подъезжаешь к Испании. Стелются тени.
Солнце замерло, стоя с вершинами вровень.
Мир открыт. Очертанья французских селений –
как бледнеющий фон в пятнах шиферных кровель.

Звон сальентских курантов плывет над округой.
Воскресенье. По рощицам ветер резвится.
Все прозрачнее небо. Дыхание юга
все хмельней. Все отчетливей волны пшеницы.

Доцветающий лог безмятежен и ласков,
и коровы мычат, разбредаясь низиной.
В самом сердце звучит перекличка подпасков...
Снова родина гибель отводит от сына.

Тишь, безлюдье, блаженство. Омытые долы
в колокольцах, как небо в затепленных звездах.
Тишь, блаженство, безлюдье. Лишь нотой веселой
бубенцам и ручью откликается воздух.

Перевод Б. Дубина

http://www.lib.ru/POEZIQ/himenes.txt
http://zimbabve.dat.ru/library/west/Jimenes/jrj-05.shtml

alex_vinokur: Sea---2014 (Default)
Борис Слуцкий

Баллада о догматике



- Немецкий пролетарий не должон!-
Майор Петров, немецким войском битый,
ошеломлен, сбит с толку, поражен
неправильным развитием событий.

Гоним вдоль родины, как желтый лист,
гоним вдоль осени, под пулеметным свистом
майор кричал, что рурский металлист
не враг, а друг уральским металлистам.

Но рурский пролетарий сало жрал,
а также яйки, млеко, масло,
и что-то в нем, по-видимому, погасло,
он знать не знал про классы и Урал.

- По Ленину не так идти должно!-
Но войско перед немцем отходило,
раскручивалось страшное кино,
по Ленину пока не выходило.

По Ленину, по всем его томам,
по тридцати томам его собрания.
Хоть Ленин - ум и всем пример умам
и разобрался в том, что было ранее.

Когда же изменились времена
и мы - наперли весело и споро,
майор Петров решил: теперь война
пойдет по Ленину и по майору.

Все это было в марте, и снежок
выдерживал свободно полоз санный.
Майор Петров, словно Иван Сусанин,
свершил диалектический прыжок.

Он на санях сам-друг легко догнал
колонну отступающих баварцев.
Он думал объяснить им, дать сигнал,
он думал их уговорить сдаваться.

Язык противника не знал совсем
майор Петров, хоть много раз пытался.
Но слово "класс"- оно понятно всем,
и слово "Маркс", и слово "пролетарий".

Когда с него снимали сапоги,
не спрашивая соцпроисхождения,
когда без спешки и без снисхождения
ему прикладом вышибли мозги,

в сознании угаснувшем его,
несчастного догматика Петрова,
не отразилось ровно ничего.
И если бы воскрес он - начал снова.
alex_vinokur: Sea---2014 (Default)
Из  ЖИЗНЬ, СМОТРЯЩАЯ НА НЕБО [livejournal.com profile] emil_sokolskij


Зинаида Миркина
"Качнулся лист сырого клёна"


Качнулся лист сырого клёна
И тихо дождь зашелестел.
Душа живёт иным законом,
Обратным всем законам тел.

В ней нет земного тяготенья
И страха перед полной тьмой.
Ей все потери – возвращенья
Издалека к себе самой.

О, эти тихие возвраты!
Листы летят, в глазах рябя.
И все обрывы, все утраты
Есть обретения себя.
alex_vinokur: Sea---2014 (Default)


Георгий Иванов.
Что-то сбудется, что-то не сбудется


Что-то сбудется, что-то не сбудется.
Перемелется все, позабудется...

Но останется эта вот, рыжая,
У заборной калитки трава.

...Если плещется где-то Нева,
Если к ней долетают слова --
Это вам говорю из Парижа я
То, что сам понимаю едва.


http://snegirev.ucoz.ru/index/georgij_ivanov_portret_bez_skhodstva/0-541
http://gv-ivanov.ouc.ru/chtoto-zbydetsia-choto-net.html

alex_vinokur: Sea---2014 (Default)
Самуил Маршак

Скрипели возы по дорогам.
Едва шелестела листва.
А в скошенном поле за стогом
Сверкала огнями Москва.

Мерцала огней вереница,
А в поле была тишина,
И тенью бесшумная птица
Над полем кружила одна.

Простора открылось так много
С тех пор, как скосили траву.
И странно в пути из-за стога
Увидеть ночную Москву.

Пронизан и высушен зноем,
Вдали от гудящих дорог
Дремотой, довольством, покоем
Дышал этот сумрачный стог.

И только огней вереница -
Граница небес и земли -
Давала мне знать, что столица
Не спит за полями вдали.


http://marshak.ouc.ru/skripeli-vozy-po-dorogam.html
alex_vinokur: Sea---2014 (Default)

 Владимир Луговской. Курсантская венгерка


Сегодня не будет поверки,
Горнист не играет поход.
Курсанты танцуют венгерку,-
Идет девятнадцатый год.

Read more... )

1940

http://www.litera.ru/stixiya/authors/lugovskoj/segodnya-ne-budet.html

alex_vinokur: Sea---2014 (Default)

Николай Заболоцкий. Последняя любовь.


Задрожала машина и стала,
Двое вышли в вечерний простор,
И на руль опустился устало
Истомленный работой шофер.

Вдалеке через стекла кабины
Трепетали созвездья огней.
Пожилой пассажир у куртины
Задержался с подругой своей.

И водитель сквозь сонные веки
Вдруг заметил два странных лица,
Обращенных друг к другу навеки
И забывших себя до конца.

Два туманные легкие света
Исходили из них, и вокруг
Красота уходящего лета
Обнимала их сотнями рук.

Были тут огнеликие канны,
Как стаканы с кровавым вином,
И седых аквилегий султаны,
И ромашки в венце золотом.

В неизбежном предчувствии горя,
В ожиданье осенних минут
Кратковременной радости море
Окружало любовников тут.

И они, наклоняясь друг к другу,
Бесприютные дети ночей,
Молча шли по цветочному кругу
В электрическом блеске лучей.

А машина во мраке стояла,
И мотор трепетал тяжело,
И шофер улыбался устало,
Опуская в кабине стекло.

Он-то знал, что кончается лето,
Что подходят ненастные дни,
Что давно уж их песенка спета,-
То, что, к счастью, не знали они.

1957


http://www.litera.ru/stixiya/authors/zabolockij/zadrozhala-mashina-i.html


alex_vinokur: Sea---2014 (Default)

Николай Заболоцкий. "В этой роще березовой"

В этой роще березовой,
Вдалеке от страданий и бед,
Где колеблется розовый
Немигающий утренний свет,
Где прозрачной лавиною
Льются листья с высоких ветвей,—
Спой мне, иволга, песню пустынную,
Песню жизни моей.

Пролетев над поляною
И людей увидав с высоты,
Избрала деревянную
Неприметную дудочку ты,
Чтобы в свежести утренней,
Посетив человечье жилье,
Целомудренно бедной заутреней
Встретить утро мое.

Но ведь в жизни солдаты мы,
И уже на пределах ума
Содрогаются атомы,
Белым вихрем взметая дома.
Как безумные мельницы,
Машут войны крылами вокруг.
Где ж ты, иволга, леса отшельница?
Что ты смолкла, мой друг?

Окруженная взрывами,
Над рекой, где чернеет камыш,
Ты летишь над обрывами,
Над руинами смерти летишь.
Молчаливая странница,
Ты меня провожаешь на бой,
И смертельное облако тянется
Над твоей головой.

За великими реками
Встанет солнце, и в утренней мгле
С опаленными веками
Припаду я, убитый, к земле.
Крикнув бешеным вороном,
Весь дрожа, замолчит пулемет.
И тогда в моем сердце разорванном
Голос твой запоет.

И над рощей березовой,
Над березовой рощей моей,
Где лавиною розовой
Льются листья с высоких ветвей,
Где под каплей божественной
Холодеет кусочек цветка,—
Встанет утро победы торжественной
На века.

1946


http://www.litera.ru/stixiya/authors/zabolockij/v-etoj-rosche.html


http://www.youtube.com/watch?v=FUBFJzfRS2c



alex_vinokur: Sea---2014 (Default)

Владимир Соколов. "Вдали от всех парнасов"

                          
Вдали от всех парнасов,
От мелочных сует
Со мной опять Некрасов
И Афанасий Фет.

Они со мной ночуют
В моем селе глухом.
Они меня врачуют
Классическим стихом.

Звучат, гоня химеры
Пустого баловства,
Прозрачные размеры,
Обычные слова.

И хорошо мне... В долах
Летит морозный пух.
Высокий лунный холод
Захватывает дух.

1960


http://rulitbox.narod.ru/sokolov_1.html

alex_vinokur: Sea---2014 (Default)

Владимир Соколов. "Спасибо, музыка, за то"

                          
Спасибо, музыка, за то,
Что ты меня не оставляешь,
Что ты лица не закрываешь,
Себя не прячешь ни за что.

Спасибо, музыка, за то,
Что ты единственное чудо,
Что ты душа, а не причуда,
Что для кого-то ты ничто.

Спасибо, музыка, за то,
Чего и умным не подделать,
За то спасибо, что никто,
Не знает, что с тобой поделать.

1960


http://rulitbox.narod.ru/sokolov_1.html

alex_vinokur: Sea---2014 (Default)

Владимир Соколов. "Как я хочу, чтоб строчки эти"

                          

Как я хочу, чтоб строчки эти
Забыли, что они слова,
А стали: небо, крыши, ветер,
Сырых бульваров дерева!

Чтоб из распахнутой страницы,
Как из открытого окна,
Раздался свет, запели птицы,
Дохнула жизни глубина.

1948


http://rulitbox.narod.ru/sokolov_1.html

alex_vinokur: Sea---2014 (Default)

 
Ярослав Смеляков. Хорошая девочка Лида 
  

Вдоль маленьких домиков белых
акация душно цветет.
Хорошая девочка Лида
на улице Южной живет.

Ее золотые косицы )

http://www.stihi-rus.ru/1/Smelyakov/62.htm

alex_vinokur: Sea---2014 (Default)

Наум Коржавин

Песня, которой тысяча лет

               Эта старинная песня,
               Которая вечно нова.
                                   Г. Гейне

Старинная песня.
Ей тысяча лет:
Он любит ее,
А она его - нет.

Столетья сменяются )

http://www.litera.ru/stixiya/authors/korzhavin/starinnaya-pesnya-ej.html

alex_vinokur: Sea---2014 (Default)


Владимир Соколов

            ***
Хоть глазами памяти
Вновь тебя увижу,
Хоть во сне, непрошено,
Подойду поближе.

В переулке узеньком
Повстречаю снова.
Да опять, как некогда,
Не скажу ни слова.

Были беды школьные,
Детские печали
Были танцы бальные
В физкультурном зале.

Были сборы, лагери,
И мечты, и шалость.
Много снега стаяло,
Много и осталось.

С первой парты девочка,
Как тебя забуду?!
Что бы ты ни делала,
Становилось чудом.

Отвечаешь у доски
Не урок, а сказка,
Мне волшебной палочкой
Кажется указка.

Ты бежишь, и лестница
Отвечает пеньем,
Будто мчишь по клавишам,
А не по ступеням.

Я копил слова твои,
Собирал улыбки
И на русском письменном
Допускал ошибки.

Я молчал на чтении
В роковой печали,
И моих родителей
В школу вызывали.

Я решал забыть тебя,
Выносил решенье,
Полное великого
Самоотреченья.

Я его затверживал,
Взгляд косил на стены.
Только не выдерживал
С третьей перемены.

Помнишь детский утренник
Для четвертых классов?
Как на нем от ревности
Не было мне спасу.

Как сидела в сумраке
От меня налево
На последнем действии
“Снежной королевы”?

Как потом на улице:
Снег летит, робея,
Смелый от отчаяния,
Подхожу к тебе я.

Снег морозный сыплется,
Руки обжигает,
Но, коснувшись щек моих,
Моментально тает.

Искорками инея
Вспыхивают косы.
Очи удивляются,
Задают вопросы.

Только что отвечу им,
Как все расскажу я?
Снег сгребаю валенком,
Слов не нахожу я.

Ах, не смог бы, чувствую,
Сочинить ответ свой,
Если б и оставили
На второе детство.

Если б и заставили,
Объяснить не в силе.
Ничего подобного
Мы не проходили.

В переулке кажется
Под пургой взметенной
Шубка горностаевой,
А берет – короной.

И бежишь ты в прошлое,
Не простясь со мною.
Королева снежная,
Сердце ледяное…

 

http://marie-olshansky.ru/ct/vsokolov1.shtml

 

alex_vinokur: Sea---2014 (Default)

Ярослав Смеляков. Любка 

 
Посредине лета
высыхают губы.
Отойдем в сторонку,
сядем на диван.
Вспомним, погорюем,
сядем, моя Люба,
Сядем посмеемся,
Любка Фейгельман!

Гражданин Вертинский )


http://www.litera.ru/stixiya/authors/smelyakov/posredine-leta-vysyxayut.html

alex_vinokur: Sea---2014 (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] mezhirova  в Александр МЕЖИРОВ ПРЕДВОЕННАЯ БАЛЛАДА
Александр МЕЖИРОВ


ПРЕДВОЕННАЯ БАЛЛАДА

Летних сумерек истома
У рояля на крыле.
На квартире замнаркома
Вечеринка в полумгле.

Руки слабы, плечи узки —
Времени бесшумный гон —
И девятиклассниц блузки,
Пахнущие утюгом.

Пограничная эпоха,
Шаг от мира до войны,
На «отлично» и на «плохо»
Все экзамены сданы.

Замнаркома нету дома,
Нету дома, как всегда,
Слишком поздно для субботы
Не вернулся он с работы,
Не вернется никогда.

Вечеринка молодая —
Времени бесшумный лет,
С временем не совпадая,
Ляля Чёрная поет.

И цыганский тот анапест
Дышит в души горячо.
Окна звонкие крест-накрест
Не заклеены еще.

И опять над радиолой
К потолку наискосок
Поднимается веселый,
Упоительный вальсок.

И под вальс веселой Вены
Парами в передвоенный...

* Стихотворение дано в последней редакции автора. (прим. Зои Межировой)


alex_vinokur: Sea---2014 (Default)

Варианты (Из книги «Сюжет с вариантами»)
  
Юрий Левитанский. Ключик (Владимир Соколов)


Был дождик в полусне,
канун исхода.
Был зайчик на стене,
была охота.

Был дачный перегон,
грибы, сугробы.
Варили самогон.
Зачем? А чтобы.

Варили вермишель.
Когда? Вначале.
Когда еще — Мишель,
ау! — кричали.

Меж всех этих забот,
охот, получек,
он был как словно тот
скрипичный ключик.

Он смутно различал
сквозь суть причины
концы иных начал,
иной кручины.

Диван вносили в дом,
тахту с буфетом.
Но суть была не в том,
а в том и в этом.

И пусть он не был тем,
а все ж заметим,
что был он между тем
и тем, и этим.

Он частью был всего,
что было тоже.
А впрочем, ничего.
Возможно все же.


http://litparody.ru/autors/levitanskiy-yriy/klyuchik.html

alex_vinokur: Sea---2014 (Default)

Варианты (Из книги «Сюжет с вариантами»)

Юрий Левитанский. Глубина (Евгений Винокуров)


Не раз-два-три. Не три-четыре-пять.
Не шесть-семь-восемь. И не девять-десять.
А просто вышел зайчик погулять.
Боржому выпить. Что ж его — повесить,
как некогда Вийона? Бытия
пузырчатую знает он природу.
Всей трепетною плотью вопия,
он пьет боржом. Он любит эту воду.
Охотник — вот загадка для меня!
Он пиво пьет! Он толст и неопрятен.
Его живот — как шар. День ото дня
тучнеет. О безумец, непонятен
ему боржом! У каждого ларька
пьет пиво и ругается прескверно.
Когда б он воспитал ученика,
тот был бы матерщинником, наверно.
Он водку пил бы! Бегал бы с ножом!
Нагим ходил бы! Умер бы от пьянства!
О это неуменье пить боржом —
извечная предтеча вольтерьянства!..
Люблю пиры. Обеденных меню
размах понятен мне, но, по большому
считая счету, выше я ценю
священную приверженность к боржому.
О пузырьки! Ликуя и трубя,
свободный углерод во мне играет.
В раздумье наполняю им себя,
пока моя любимая стирает.

http://litparody.ru/autors/levitanskiy-yriy/glubina.html

alex_vinokur: Sea---2014 (Default)


Александр Межиров. Проводы

Без слез проводили меня...
Не плакала, не голосила,
Лишь крепче губу закусила
Видавшая виды родня.
Написано так на роду...
Они, как седые легенды,
Стоят в сорок первом году,
Родители-интеллигенты.
Меня проводили без слез,
Не плакали, не голосили,
Истошно кричал паровоз,
Окутанный клубами пыли.
Неведом наш путь и далек,
Живыми вернуться не чаем,
Сухой получаем паек,
За жизнь и за смерть отвечаем.
Тебя повезли далеко,
Обритая наспех пехота...
Сгущенное пить молоко
Мальчишке совсем неохота.
И он изо всех своих сил,
Нехитрую вспомнив науку,
На банку ножом надавил,
Из тамбура высунул руку.
И вьется, густа и сладка,
Вдоль пульманов пыльных состава
Тягучая нить молока,
Последняя в жизни забава.
Он вспомнит об этом не раз,
Блокадную пайку глотая.
Но это потом, а сейчас
Беспечна душа молодая.
Но это потом, а пока,
Покинув консервное лоно,
Тягучая нить молока
Колеблется вдоль эшелона.
Пусть нечем чаи подсластить,
Отныне не в сладости сладость,
И вьется молочная нить,
Последняя детская слабость.
Свистит за верстою верста,
В теплушке доиграно действо,
Консервная банка пуста.
Ну вот и окончилось детство.

alex_vinokur: Sea---2014 (Default)

Александр Межиров. Предвоенная баллада

Сороковые, роковые...
Д. Самойлов


Летних сумерек истома
У рояля на крыле.
На квартире замнаркома
Вечеринка в полумгле.

Руки слабы, плечи узки —
Времени бесшумный гон —
И девятиклассниц блузки,
Пахнущие утюгом.

Пограничная эпоха,
Шаг от мира до войны,
На «отлично» и на «плохо»
Все экзамены сданы.

Замнаркома нету дома,
Нету дома, как всегда,
Слишком поздно для субботы
Не вернулся он с работы,
Не вернется никогда.

Вечеринка молодая —
Времени бесшумный лет,
С временем не совпадая,
Ляля Чёрная поет.

И цыганский тот анапест
Дышит в души горячо.
Окна звонкие, крест-накрест
Не заклеены еще.

И опять над радиолой
К потолку наискосок
Поднимается веселый,
Упоительный вальсок.

И под вальс веселой Вены,
Шаг не замедляя свой,
Парами — в передвоенный,
Роковой, сороковой.


alex_vinokur: Sea---2014 (Default)


Александр Межиров. Надпись на книге.

Всего опасней - полузнанья.
Они с историей на "ты" -
И грубо требуют признанья
Своей всецелой правоты.

Они ведут себя как судьи,
Ону гудут, как провода.
А на поверку - в них, по сути,
Всего лишь полуправота.

И потому всегда чреваты
Опасностями для людей
Надменные конгломераты
Таинственных полуидей.


Александр Межиров. "Поздние стихи", Москва, "Советский писатель", 1971
С. 169

alex_vinokur: Sea---2014 (Default)


Анна Баркова.Загон для человеческой скотины

Загон для человеческой скотины.
Сюда вошел — не торопись назад.
Здесь комнат нет. Убогие кабины.
На нарах бирки. На плечах — бушлат.

И воровская судорога встречи,
Случайной встречи, где-то там, в сенях.
Без слова, без любви. К чему здесь речи?
Осудит лишь скопец или монах.

На вахте есть кабина для свиданий,
С циничной шуткой ставят там кровать:
Здесь арестантке, бедному созданью,
Позволено с законным мужем спать.

Страна святого пафоса и стройки,
Возможно ли страшней и проще пасть —
Возможно ли на этой подлой койке
Растлить навек супружескую страсть!

Под хохот, улюлюканье и свисты,
По разрешенью злого подлеца...
Нет, лучше, лучше откровенный выстрел,
Так честно пробивающий сердца.

1955


http://www.rvb.ru/np/publication/01text/01/barkova.htm#verse9

alex_vinokur: Sea---2014 (Default)


Леонид Мартынов. Первый снег


Ушел он рано вечером,
Сказал:- Не жди. Дела...
Шел первый снег. И улица
Была белым-бела.

В киоске он у девушки
Спросил стакан вина.
"Дела...- твердил он мысленно,-
И не моя вина".

Но позвонил он с площади:
-Ты спишь?
-Нет, я не сплю.
-Не спишь? А что ты делаешь?-
Ответила:
-Люблю!

...Вернулся поздно утром он,
В двенадцатом часу,
И озирался в комнате,
Как будто бы в лесу.
В лесу, где ветви черные
И черные стволы,
И все портьеры черные
И серые углы,
И кресла чернобурые,
Толпясь, молчат вокруг...

Она склонила голову,
И он увидел вдруг:
Быть может, и сама еще
Она не хочет знать,
Откуда в теплом золоте
Взялась такая прядь!

Он тронул это милое
Теперь ему навек
И понял,
Чьим он золотом
Платил за свой ночлег.

Она спросила:
-Что это?
Сказал он:
-Первый снег!

1946


http://www.litera.ru/stixiya/authors/martynov/ushel-on-rano.html

alex_vinokur: Sea---2014 (Default)

Светлана Сырнева. «Прописи»


Помню: осень стоит неминучая,
Восемь лет мне, и за руку – мама:
«Наша Родина – самая лучшая
И богатая самая».

В пеших далях – деревья корявые.
Дождь то в щёку, то в спину,
И в мои сапожонки дырявые
Заливается глина.

Образ детства навеки –
Как мы входим в село на болоте.
Вон и церковь с разрушенным верхом
Вся в грачином помёте.

Лавка низкая керосинная
На минуту укроет от ветра.
«Наша Родина самая сильная,
Наша Родина самая светлая».

Нас возьмёт грузовик попутный
По дороге ползущий юзом,
И опустится небо мутное
К нам в дощатый гремучий кузов.

И споёт во все хилые рёбра
Октябрятский мой класс бритолобый:
«Наша Родина самая вольная,
Наша Родина самая добрая».

Из чего я росла-прозревала,
Что сквозь сон розовело?
Скажут: обворовала
Безрассудная вера.

Ты горька, как осина,
Но превыше и лести и срама –
Моя Родина, самая сильная
И богатая самая.

1987


http://www.filgrad.ru/texts3/syrneva3.htm

alex_vinokur: Sea---2014 (Default)

 Рюрик Ивнев. "Самому себе"

Я шел, как все, с невыносимой ношею —
Других поклаж не требуй у судьбы, —
Творил, как все, плохое и хорошее,
Как все, был грешен и безгрешен был.

И все-таки, счастливый и несчастный,
Влюбленный в мир во всей его красе
Себя я осуждаю ежечасно
За то, что я такой же, как и все.

1963

Москва

 
http://ruslit.traumlibrary.net/book/ivnev-chasyigolosa/ivnev-chasyigolosa.html

alex_vinokur: Sea---2014 (Default)

 
Рюрик Ивнев. "Предчувствие"

          А. И. Петухову

Мы подошли к окраине
Простора необъятного —
От Авеля и Каина
До расщепленья атома.

Теперь настала очередь
Иного измерения.
Весь мир мы будем потчевать
Невиданным явлением;

И с новою таблицею,
Уже не Менделеева,
Откроем все гробницы мы,
Минервою лелеемы.

Проведаем у прадедов
О древних поколениях,
Связь мыслей, злых и праведных,
С днем нашего рождения.

Тогда не интуицией,
А цифрами-антеннами
Начнем читать по лицам мы
Все мысли сокровенные.

Без ледяного ужаса,
Сомнений, пыток дыбочных
Пройти тропинкой дружеской
Мы сможем безошибочно.

Пока же, до открытия
Иного измерения,
Мы чарами наития
Скрепим свое сближение.

1960

Москва

http://ruslit.traumlibrary.net/book/ivnev-chasyigolosa/ivnev-chasyigolosa.html

alex_vinokur: Sea---2014 (Default)

 Рюрик Ивнев. "Все, что запомнилось особенно"


Все, что запомнилось особенно, —
Крик чайки над волною вспененной,
Лазурь Невы, улыбка Собинова,
И образ твой, навек утерянный,

Простор и блеск Востока Дальнего,
Грузинская Мтацминда в мае, —
Становятся еще реальнее, —
Когда о них я вспоминаю.

Пусть годы мнут их и калечат,
Они, нимало не смущаясь,
Вновь уготавливают встречи
Друзьям, с которыми расстались.

Чем дальше их уносит время,
Сопротивленья не прощая,
Тем ярче помыслами всеми
Мы их дыханье ощущаем.

И в беспощадном состязанье —
Двух ощущений необычных.
Победа за воспоминаньем
Над всем, в действительности бывшим.

2 мая 1964 г.
Москва

http://ruslit.traumlibrary.net/book/ivnev-chasyigolosa/ivnev-chasyigolosa.html


P.S. В оригинале стихотворение не разделено на строфы.

alex_vinokur: Sea---2014 (Default)


Всеволод Рождественский. "Было когда-то... И все позабыто..."

Было когда-то... И все позабыто...
Боги скучали на нашей земле,
И выходила из волн Афродита
В чуть розоватой предутренней мгле.

Легкая билась волна о колена,
Белый кружился над ней голубок,
Тихо стекала жемчужная пена
С чресел богини на гладкий песок.

Юноша смуглый глядел изумленно,
Сбилось у ног его стадо овец.
Шла она легкой походкой со склона
К людям, в долину, срывая чебрец.

Травы сверкали в сверкающих росах,
Таял, синея, туман вдалеке...
И прикоснулся пастушечий посох
К узкому следу на влажном песке.


Всеволод Рождественский. "Золотая осень". Советский писатель, Ленинградское отделение, 1969
С. 88


alex_vinokur: Sea---2014 (Default)
Борис Слуцкий. "Вечер забытых поэтов"

Забытых поэтов забыли.
Забыли о том, как запели.
Забыли, как после забили
в какие-то темные щели
их слабую славу. Их строки.
Неловкие юные книги.

Но вот исполняются сроки.
Но вот начинаются сдвиги.
Но вот открываются срезы
какой-то не вышедшей в свет
поэзии.
Но интереса
особого, видимо, нет.

Митрейкин, полвека хранимый
в ругательстве гения, - выжил.
Несчастный, легчайше ранимый,
он словно встряхнулся и вышел
не то чтоб на авансцену
(он скромен и знал себе цену),
а просто на сцену и внятно,
негромко, но все же заметно,
спокойно, но все же сурово
сказал свое слово.

Как будто бы крутят обратно
какую-то дельную ленту!

Стоит Москвошеем одетый,
вскормленный нещедрым Литфондом
Митрейкин далекий, забытый,
забытый, далекий Митрейкин,
и просит:
- Прочтите меня!

Борис Слуцкий. "Годовая стрелка". Стихи. Москва, "Советский писатель", 1971.
С. 146



Приложение.
Владимир Маяковский

ВО ВЕСЬ ГОЛОС (Фрагмент)

Кто стихами льет из лейки,
кто кропит, набравши в рот —
кудреватые Митрейки, мудреватые Кудрейки —
кто их к черту разберет!
alex_vinokur: Sea---2014 (Default)

Всеволод Рождественский. Аисты

Я помню аистов на крыше
Весной, в литовской стороне.
Апостол Петр в костельной нише
Давно привык к их трескотне.

Его уже изъело время, -
Пятнистый мрамор посерел.
Старик скучал, пока на темя
Ему крылатый гость не сел.

Была с тем аистом подруга,
Они кружились целый день -
Пришельцы огненного юга
В тумане наших деревень.

Таскали сучья хлопотливо,
Солому, перья - без конца.
И вот сплели гнездо на диво
Вокруг лучистого венца.

В пустых развалинах костела
Уже летят во все концы
И клювный стук, и писк веселый -
То оперяются птенцы.

А дряхлый Петр, главу склоняя,
В весеннем греется тепле...
Зачем ему ключи от рая?
Его он видит на земле.


Всеволод Рождественский. "Золотая осень". Советский писатель, Ленинградское отделение, 1969
С. 25
alex_vinokur: Sea---2014 (Default)
Борис Слуцкий

Человеческую жизнь (с деталями)
Можно в среднем рассказать за два часа,
Доверительно бросаясь тайнами,
Убедительно меняя голоса.

За сто двадцать (с чем-нибудь) минуток
Можно изложить, пересказать
Стройных, ломаных, прямых и гнутых,
Колыбель с могилой увязать.

Все-таки обидно: ели, пили,
Жили-были - все за два часа.
Царства покоряли, окна били,
Штурмовали небеса,
Горы двигали и жгли леса -
Все за два часа!



Борис Слуцкий. "Годовая стрелка". Стихи. Москва, "Советский писатель", 1971.
С. 9

Борис Бурда читает стихотворение Бориса Слуцкого «Всё за два часа...»
http://atv.odessa.ua/?t=15746
alex_vinokur: Sea---2014 (Default)
Эдуардас Межелайтис
"Земле"
Перевод Булата Окуджавы


Уж вечер близок, лёд молчанья сломан -
Помиримся, обиды хороня,
И если я когда-нибудь хоть словом
Тебя обидел, ты прости меня.

Горит огонь зари, береза в поле
Заламывает ветки у огня.
И если иногда я руки с болью
Заламывал, то ты прости меня.

Вот тихий свет звезды какой-то ранней,
Вот темнота спускается, звеня,
И если напоказ посмел я раны
Свои нести, то ты прости меня.

Всё ближе вечер, даль в туман оделась,
Вот и погас последний лучик дня.
А мне всегда отдать тебе хотелось
Лишь лучшее, что есть. Прости меня.

И сходит вечер, звёзды оживают,
Льют тихий свет, покой земли храня,
И если я и в этот раз желаю
Тебе добра лишь, ты прости меня.
alex_vinokur: Sea---2014 (Default)
Новелла Матвеева
Я ПОНИМАЮ ВАС!

Достойный дю Белле писал из Рима другу,
Что мало пишется, что вдохновенья нет.
Но звонко между тем сонет сонету вслед
Из-под пера его летел, как вихрь по лугу...

Что это значило б? Неужто лгал поэт?
И ловко пряча взлёт, изображал натугу?
Нет. Просто... он не мог вменить себе в заслугу
Без чувства РАДОСТИ набросанный терцет...

Сама поэзия «не в счёт», когда унынье
Ей точит карандаш. Когда забота клинья
Вбивает между строф. Растёт стихов запас...

Но если качество творишь без увлеченья,
То и количеству не придаёшь значенья.
Высокочтимый мэтр, я понимаю Вас!

После 20 июня 1993


http://www.litera.ru/stixiya/authors/matveeva/dostojnyj-dyu-belle.html
http://lit.peoples.ru/poetry/novella_matveeva/poem_9101.shtml
alex_vinokur: Sea---2014 (Default)
Новелла Матвеева

Кисть художника везде находит тропы.
И, к соблазну полисменов постовых,
Неизвестные художники Европы
Пишут красками на хмурых мостовых.

Под подошвами шагающей эпохи
Спят картины, улыбаясь и грустя.
Но и те, что хороши, и те, что плохи,
Пропадают после первого дождя.

Понапрасну горемыки живописцы
Прислоняются к подножьям фонарей
Близ отелей, где всегда живут туристы –
Посетители картинных галерей;

Равнодушно, как платил бы за квартиру,
За хороший (иль плохой) водопровод,
Кто-то платит живописцу за картину
Либо просто подаянье подаёт.

Может, кто-то улыбнётся ей от сердца?
Может, кто-то пожелает ей пути?
Может, крикнет: «Эй, художник! Что расселся?
Убери свою картинку! Дай пройти!»?

Но, как молнии пронзительную вспышку,
Не сложить её ни вдоль, ни поперёк,
Не поднять её с земли, не взять под мышку, -
Так покорно распростёртую у ног!

И ничьи её ручищи не схватили,
Хоть ножищи по её лицу прошли…
Много раз за ту картину заплатили,
Но купить её ни разу не смогли.

1961


http://a-pesni.org/bard/novella/kist.htm
http://viv.ucoz.ru/load/1-1-0-170
alex_vinokur: Sea---2014 (Default)
Юрий Манин.
"Музыка в вагоне"

Не малое, да невеликое
искусство тренькает, пиликает,
валяет дурака и врёт,
кривит гримаской длинный рот,
и – нет, не за душу берёт, –
за пуговицу или локоть,
но тем, которым время плакать,
из горла слезы достаёт.

http://www.poesis.ru/almanah/almanah2/Manin/frm_vers.htm
alex_vinokur: Sea---2014 (Default)
http://www.litera.ru/stixiya/authors/simonov/kruzhitsya-ispanskaya-plastinka.html

Константин Симонов
Из стихотворения "У огня" (1943)

Кружится испанская пластинка.
Изогнувшись в тонкую дугу,
Женщина под черною косынкой
Пляшет на вертящемся кругу.

Одержима яростною верой
В то, что он когда-нибудь придет,
Вечные слова "Yo te quiero"*
Пляшущая женщина поет.
alex_vinokur: Sea---2014 (Default)
http://www.chitalnya.ru/commentary/9883/
http://www.myjulia.ru/post/369812/

Игорь Шкляревский
Моё ремесло

Пришло высокое прозренье,
Прекрасным душу обожгло,
Но лишь уменье, лишь уменье
С прозреньем вместе не пришло.

И вот его желанье гложет,
А по ночам бессилье точит,
Но так, как хочет, он не может,
А так, как может, он не хочет!

И вот лежит он, как покойник!
Раскинул руки и лежит.
Звезда течёт на подоконник.
Листва бессмысленно шумит.

А он встаёт, как воскресает,
Но сам не знает, для чего.
Он никого не обвиняет
И не прощает никого!
alex_vinokur: Sea---2014 (Default)
http://lib.rus.ec/b/278197/read

Рюрик Ивнев. "Арарат"

Быть может, все, что видел я когда-то:
Простор полей, и Тихий океан,
И дней мятежных длинный караван, —
Должно погаснуть, точно луч заката,
Пред мраморной вершиной Арарата.

Быть может, я пришел к заветной цели,
И больше нет желаний никаких,
И я стою у общей колыбели
Моей судьбы и судеб мировых.

И все, что ум и сердце волновало,
Смятение взволнованной души,
Вдруг отошло, и в мертвенной тиши,
Переливаясь радугой опала,
Одна вершина предо мной сверкала.

1936
Ереван
alex_vinokur: Sea---2014 (Default)
http://lib.rus.ec/b/278197/read

Рюрик Ивнев.
"Мой Карс"

Меня дразнили мальчишки,
Высмеивая мой Карс:
«В нем пыльно и скучно слишком,
Не то что в столицах у нас».
Я отвечал им: пусть я
До ваших столиц не дорос,
Я рад, что в глухом захолустье
Мне летом жить довелось.
В столицах тенистые парки
И важные господа,
А в Карсе пыльно и жарко,
Но веселы мы всегда.
Шарманщик живет привольно,
Хоть нет за душой ни гроша.
Никто не крикнет: «Довольно!
Порядок не нарушай!»
В огромных ваших столицах
С печатью ума на лбу
Найдется ли карская птица,
Предсказывающая судьбу?
Вытягивая билетик,
Ты получаешь ответ:
Проживешь на земле не столетье,
А всего девяносто семь лет.
Разве это не лучше всех парков
И причесанных улиц столиц?
Ну и пусть у нас пыльно и жарко,
Но зато столько сказочных птиц!

1913
Карс
alex_vinokur: Sea---2014 (Default)
http://www.litera.ru/stixiya/authors/ivnev/all.html#kak-zhal-mne

Рюрик Ивнев
"Провинциальный городок"

Как жаль мне тех, кто не жил никогда
В глухих провинциальных городах,
Кто не дышал нетронутой травою,
Припав к земле кудрявой головою;

Кто не встречал на улицах коров,
Не подбирал заржавленных подков,
Кто не глазел на двухэтажный дом,
Как будто мир весь помещался в нем;

Кто не гулял в провинциальном сквере,
Где все, казалось, было на фанере,
Кто не впивал с восторгом в детском взоре
Цвета афиш на сгорбленном заборе;

Кто не сжимал в своей руке пятак
У входа в цирк средь записных зевак,
Кто не бежал за бочкой водовоза,
С румяных щек стирая наспех слезы;

Кто не смотрел на пламя фонарей,
Как на глаза неведомых зверей;

Кто по ночам не вздрагивал во сне
И кто лица не поднимал к луне,
Кто не бродил за городской чертой,
Пронизанный несбыточной мечтой.

1958
alex_vinokur: Sea---2014 (Default)
http://www.litera.ru/stixiya/authors/ivnev/all.html#zhizn-proshla-o


Рюрик Ивнев
"Жизнь прошла. О! Боже! Боже! Боже!"

Жизнь прошла. О! Боже! Боже! Боже!
Кто бы мог ее остановить,
Чтобы вспомнить пламенное ложе,
Спутника бичующей любви?

Чтобы вспомнить кудри золотые
И другие, черные как смоль,
Чтобы вспомнить берега крутые
И незатихающую боль.

Чтобы вспомнить синюю тетрадку
Первых ученических стихов,
Пыльный Карс и снежную Камчатку,
Запахи фиалок и мехов.

Все, что было, даже слово злое
Вспоминаю, как янтарный мед.
Боже мой! С какою быстротою
Жизнь прошла, и я уже не тот.

Но в тоске протягиваю руки
К той душе, что все еще жива,
Ей дарю оставшиеся муки,
Ей дарю последние слова.

Есть у каждого своя Цусима,
В жизни каждый испытал Седан,
Но горит огонь неугасимый
В сердце, изнывающем от ран.

1938
alex_vinokur: Sea---2014 (Default)
http://www.classicpoems.ru/rubcov-nikolaj/zvezda-polej.html

Николай Рубцов.
"Звезда полей"

Звезда полей во мгле заледенелой,
Остановившись, смотрит в полынью.
Уж на часах двенадцать прозвенело,
И сон окутал родину мою .

Звезда полей! В минуты потрясений
Я вспоминал, как тихо за холмом
Она горит над золотом осенним,
Она горит над зимним серебром...

Звезда полей горит, не угасая,
Для всех тревожных жителей земли,
Своим лучом приветливым касаясь
Всех городов, поднявшихся вдали.

Но только здесь, во мгле заледенелой,
Она восходит ярче и полней,
И счастлив я, пока на свете белом
Горит, горит звезда моих полей...
alex_vinokur: Sea---2014 (Default)
http://www.s-marshak.org/content/view/1372/114/
http://marshak.ouc.ru/byvalo-polk-stikhov-marshiroval.html
http://s-marshak.ru/works/poetry/poetry096.htm

Самуил Маршак
"Бывало полк стихов маршировал..."

Бывало, полк стихов маршировал,
Шеренги шли размеренно и в ногу,
Рифмованные, звонкие слова
Литаврами звенели всю дорогу.

Теперь слова подчас идут вразброд.
Не слышен четкий шаг стихотворенья.
Так шествует - назад, а не вперед -
Разбитое в бою подразделенье.

Свободный строй стиха я признаю,
Но будьте и при нем предельно кратки
И двигайтесь в рассыпанном строю,
Но в самом строгом боевом порядке.
alex_vinokur: Sea---2014 (Default)
http://fedorov.ouc.ru/senegalcy.html

Василий Фёдоров
"Сенегальцы"



Во имя всех живых -
А все мы тленны -
Не будьте ни корыстны,
Ни мелки...

Была война,
И в битве многодневной
Погибли сенегальские полки.

Под крик ворон
И воронов круженье,
Где штабелем,
Где кое-как - броском,
Их уложили
В длинные траншеи
И прикопали
Глиной и песком.

Когда и кости
В их могилах тесных
Успело время
Сжечь и перегрызть,
На горе людям
У крестьян окрестных
В душе практичной
Вызрела корысть.

И вот однажды
Эти погребенья
Невесть за что
Сражавшихся солдат,
Крестьяне подняли
На удобренье,
Чтоб хлеб тучнел
И зеленел шпинат.

Земля была жирна
И липла к пальцам,
К подошвам ног...
Был урожай всему.
Но ветер с прахом
Бедных сенегальцев
Разнес по миру
Пагубу-беду...

О, месть бацилл!
Кровь африканцев страстных
В себе самой
Еще смиряла их.
Что сенегальцам
Было не опасно,
Теперь смертельно стало
Для других.

Костры горели,
Стлался дым мертвячий,
Мать расставалась с сыном,
Муж с женой.
Другая смерть
Встречалась громким плачем,
А эта -
Суеверной тишиной.

Во имя всех живых -
В избытке ль силы,
В избытке ль гнева,
В простоте ль святой, -
Не ворошите старые могилы,
Они чреваты
Новою бедой.

1958
alex_vinokur: Sea---2014 (Default)
http://bobkovapoet.my1.ru/publ/27-1-0-87

Ирина Снегова
"Не надо приходить на пепелища"

Не надо приходить на пепелища,
Не нужно ездить в прошлое - как я,
Искать в пустой золе, как кошки ищут,
Напрасный след сгоревшего жилья.

Не надобно желать свиданья с теми,
Кого любили мы давным-давно,
Живое ощущение потери
Из этих встреч нам вынести дано.

Их час пришёл. Они уже подобны
Волшебнику, утратившему власть,
Их проклинать смешно и неудобно,
Бессмысленно им вслед поклоны класть…

Не нужно приходить на пепелища
И так стоять, как я теперь стою.
Над пустырём осенний ветер свищет,
И пыль летит на голову мою.
alex_vinokur: Sea---2014 (Default)
http://rupoem.ru/orlov/dorogu-delaet-ne.aspx

Сергей Орлов
"Второй"

Дорогу делает не первый,
А тот, кто вслед пуститься смог.
Второй.
Не будь его, наверно,
На свете не было б дорог.
Ему трудней безмерно было —
Он был не гений, не пророк —
Решиться вдруг, собрать все силы
И встать и выйти за порог.
Какие в нем взрывались мысли!
И рушились в короткий миг
Устои все привычной жизни.
Он был прекрасен и велик.
Никто не стал, никто не станет
Второго славить никогда.
А он велик, как безымянен,
Он — хаты, села, города!
И первый лишь второго ради
Мог все снести, мог пасть в пути,
Чтоб только тот поднялся сзади,
Второй, чтобы за ним идти.
Я сам видал, как над снегами,
Когда глаза поднять невмочь,
Солдат вставал перед полками
И делал шаг тяжелый в ночь.
В настильной вьюге пулемета
Он взгляд кидал назад: «За мной!»
Второй поднялся.
Значит, рота
И вся Россия за спиной.
Я во второго больше верю.
Я первых чту. Но лишь второй
Решает в мире — а не первый,
Ни бог, ни царь и не герой.

1956
alex_vinokur: Sea---2014 (Default)

Александр Межиров. Предвоенная баллада

Сороковые, роковые...
Д. Самойлов


Летних сумерек истома
У рояля на крыле.
На квартире замнаркома
Вечеринка в полумгле.

Руки слабы, плечи узки —
Времени бесшумный гон —
И девятиклассниц блузки,
Пахнущие утюгом.

Пограничная эпоха,
Шаг от мира до войны,
На «отлично» и на «плохо»
Все экзамены сданы.

Замнаркома нету дома,
Нету дома, как всегда,
Слишком поздно для субботы
Не вернулся он с работы,
Не вернется никогда.

Вечеринка молодая —
Времени бесшумный лет,
С временем не совпадая,
Ляля Чёрная поет.

И цыганский тот анапест
Дышит в души горячо.
Окна звонкие, крест-накрест
Не заклеены еще.

И опять над радиолой
К потолку наискосок
Поднимается веселый,
Упоительный вальсок.

И под вальс веселой Вены,
Шаг не замедляя свой,
Парами—в передвоенный,
Роковой, сороковой.



Александр Межиров. Проводы


Без слез проводили меня...
Не плакала, не голосила,
Лишь крепче губу закусила
Видавшая виды родня.
Написано так на роду...
Они, как седые легенды,
Стоят в сорок первом году,
Родители-интеллигенты.
Меня проводили без слез,
Не плакали, не голосили,
Истошно кричал паровоз,
Окутанный клубами пыли.
Неведом наш путь и далек,
Живыми вернуться не чаем,
Сухой получаем паек,
За жизнь и за смерть отвечаем.
Тебя повезли далеко,
Обритая наспех пехота...
Сгущенное пить молоко
Мальчишке совсем неохота.
И он изо всех своих сил,
Нехитрую вспомнив науку,
На банку ножом надавил,
Из тамбура высунул руку.
И вьется, густа и сладка,
Вдоль пульманов пыльных состава
Тягучая нить молока,
Последняя в жизни забава.
Он вспомнит об этом не раз,
Блокадную пайку глотая.
Но это потом, а сейчас
Беспечна душа молодая.
Но это потом, а пока,
Покинув консервное лоно,
Тягучая нить молока
Колеблется вдоль эшелона.
Пусть нечем чаи подсластить,
Отныне не в сладости сладость,
И вьется молочная нить,
Последняя детская слабость.
Свистит за верстою верста,
В теплушке доиграно действо,
Консервная банка пуста.
Ну вот и окончилось детство.

June 2017

S M T W T F S
     123
4 5 6 7 8 9 10
11 1213141516 17
18 19 2021222324
252627282930 

Syndicate

RSS Atom

Самые популярные метки

Аннотация страницы

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated 2017-Jun-23, Friday 03:23
Powered by Dreamwidth Studios